Сервис №1
для салонов штор
и текстильных компаний
США
Русский
  • English
США
Идеи для проектов
Выставки и тренды
Арт-классика
Стиль и цвет
Технологии
Компании
Бизнес визитки
Навигатор по фабрикам
Интервью
Ткани и аксессуары
Библиотека тканей
Коллекции
Новинки
Спецпредложения
Акции
Коллективные закупки
Запросы
Рынок
Бизнес
Вакансии и резюме
Тендеры
Статьи
  /   Идеи
  /   Выставки
АБСОЛЮТНАЯ ВИТРИНА. Интервью с Ксенией Лери о тренд-зоне Maison&Objet
04.02.2018, Выставки
Ксения Лери — основатель российского тренд-бюро Trendsquire. На Maison&Objet мы решили узнать у Ксении, насколько заявленные тренды будут восприняты в России.


– Здравствуйте Ксения! Как здорово встретить Вас на самой главной интерьерной выставке декора Maison&Objet 2018 года. Сейчас мы находимся в зоне трендов, называется она Show room, в этом году ее готовило тренд-бюро Nelly Rodi. Хотелось бы узнать горячие впечатления: какие темы заявлены, почему, собственно, Show room выбрали основной темой для А Maison&Objet?

– Я тоже очень рада Вас видеть.
Nelly Rodi – агентство достаточно прогрессивное. Они работают как в направлении лайф стайла, так и в стилистических Design Trends, поэтому название Show room, конечно, не случайно.

Идея в том, что сегодня в мире электронной коммерции, в мире визуального восприятия, если ваш продукт неправильно представлен, то его, как такого, в мире нет.

Аудитория его уже не увидит и не заметит, и не поймет, и не купит, поэтому само по себе название очень правильное. И подача в виде небольших стендов с цветовым попаданием тоже очень правильная, логичная. Я считаю, что лучше бы сделать было невозможно.


– Какие ключевые темы вообще сегодня можно здесь отметить?


– Для начала опишу пару впечатлений. Я не тренд аналитик. Мне показалось, что для интерьера, особенно внутреннего, здесь совершенно безумные, яркие цветовые сочетания, очень острые формы объемные, много поп-арта, китча. Насколько в этом можно жить?

– Хороший вопрос. Здесь, конечно же, Show room, экспозиционное пространство, ни в коем случае не место, где живут люди. Все обострено: на пределе, на пике, с тем, чтобы мы почувствовали основные цвета и вибрации.

Жить в таком интерьере было бы достаточно сложно, он всё-таки оказывает некоторое давление на психику. А у нас в России любят поспокойнее, чтобы прослужило подольше.


– То есть, Вы считаете, что российский рынок к такой теме пока еще не готов.

– Нет, я этого не говорила. Я считаю, что при точечной, правильной подаче в интерьере и цвета, и формы, и основных направлений в дизайне, в том числе продакт дизайне, который здесь представлен, у нас возможны. 
То, что мы с вами видим здесь – это экстракты, эссенция трендов, которые в прямом прочтении, конечно, выливать в интерьер, особенно частный, не стоит.

Нужно очень аккуратно смотреть, на какую аудиторию вы хотите эти идеи продавать.

Но ирония, китч, безусловно, вещь потенциально важная. Как показали последние конкурсы, коммерческий российский интерьер не отличается излишней консервативностью.

Если мы говорим о масс маркете, о массовых продуктах, о среднем ценовом сегменте, там дела обстоят иначе.

Что здесь интересно? Интересна, прежде всего, лекторная тема, которую мы с вами смотрели сзади.


Она нас отсылает к определенному интеллектуальному превосходству, переосмыслению культурного наследия. Эта тема большая, в данном случае она прочитана через графику. "Геометрическая Африка". Маски, которые представлены сзади – это зеркально окрашенные поверхности, вдохновленные Африкой, но при этом сильно переосмысленные геометрически.
Очень классная тема. И она действительно имеет очень большой потенциал поэтому: "Ура, Ура, Ура!"


– Что касается колбочек, жучков, паучков, к чему эта тема?

– Бабочки, жучки, паучки у нас продолжают историю про ботанику, зоологию, натуралистичное изучение окружающего мира. Причём, не в полете, не в какой-то жизненной бытовой сцене между бабочками, а именно в раскладку, чтобы было понятно, где какие линии, чёрточки. Как оно устроено? Сколько у него лапочек? Такой научный подход. "Кунсткамера" – правильное слово, так и назовем.


– О чем же, о чём же она нам говорит? 

– Мы рассматриваем природу под микроскопом: из чего она состоит, как она сделана. Не пытаемся усмотреть в этом какую-то красоту и мимолетность момента, а, собственно, сколько крыльев, сколько новых лапок и сколько точек у бабочки на крылышках нарисовано.

Поэтому весь environment стротится на подаче: блоки, боксы, разнообразные витрины, в которых мы представляем и подаем продукт.


– Главное, по-моему, идея – витрины.

– Абсолютная витрина. И цвет очень красивый, я думаю, что цвета можно, не покупая тренд-бук, сразу брать за основные цвета следующего года. Фуксия – достаточно яркий цвет. Он ассоциируется с люксом, с шампанским, с блеском, с мимолетностью и несерьезным отношением к жизни, поэтому здесь на контрасте всё это очень хорошо играет.


– В прошлом году были травки, травяные чаи. Прям, гербарий был кругом. В этом году вот, пожалуйста.

– Обратите внимание, здесь очень много первоисточников. Например, восточная гравюра, на которой традиционно изображены цапли, птицы, панды танцующие, тигры, бабочки. И во всем присутствует определенный люкс: красота, блеск, лоск. И мы постоянно говорим о природе под призмой кунсткамеры, то есть, рассматриваем её подробно.
– Сейчас мы переместились в другую зону трендов. Она нам с Ксенией понравилась больше всего. Называется "Сериал коллектор".

– "Сериал коллектор" – хорошее название, здесь отсыл одновременно к serial killer – серийному убийце и серийному коллекционеру.

Собирательство: блошиные рынки, когда мы откапываем какие-то маленькие вещицы, пытаемся из них сделать что-то новое, отмыть, очистить, преобразовать и встроить в новый интерьер – это очень актуально.

С точки зрения композиции, цветосочетания – все очень строгое: иллюстрации, графика, сочетание серого, черного и золота, все отсылает нас к люксу, к премиуму. На мой взгляд, эта тренд зона имеет большой потенциал для России.



– Правильно я понимаю, что люкс и статус – это уже не просто золото как металл, не просто дорогие вещи, мы говорим об истории предмета, что вещь принадлежала кому-то, или мы пересмотрели, воссоздали какой-то рисунок или орнамент. Именно это сейчас Люкс?

– Абсолютно верно. Дело в том, что традиционно премиальность и принадлежность к элите во всех культурах всегда считывалась через богатые материалы: золото, меха, фарфор – всё то, что в этот момент стоило дорого на этом рынке, вплоть до стеклянных бус у индейцев.

Но материальный люкс подходит к своему логическому концу, рубежу. И мы переходим в эпоху нематериального люкса, когда принадлежность к высшему обществу считывается, скорее, через начитанность, культурное богатство, возможность говорить разными терминами и оперировать разными эпохами и стилями. Поэтому здесь, безусловно, мы имеем дело с таким стыком материального и нематериального люкса.

В России он тоже очень важен, мы все знаем, что и у нас тема про интеллектуальное превосходство имеет большой потенциал.


– Поэтому сейчас в текстиле: находим бабушкину шаль какую-нибудь из сундука и переосмысляем. Спасибо!

Комментарии
Получайте полезные рассылки от WilliZ


Подписываясь на рассылку, вы подтверждаете согласие с «Соглашением на обработку персональных данных».
Получайте полезные рассылки от WilliZ
Подписываясь на рассылку, вы подтверждаете согласие с «Соглашением на обработку персональных данных».